На главную

СОДЕРЖАНИЕ № 1 (109)  2017


Summary — 4 
Г. В. Севастьянов
(Санкт-Петербург)
Новое третейское время — подводим итоги и начинаем проекты — 7 текст
А. И. Муранов
(Москва)
Об альтернативной реальности, параллельной вселенной в третейском плане — 13 
ЭКСПЕРТНЫЙ СОВЕТ ТРЕТЕЙСКОГО СООБЩЕСТВА
Итоги круглого стола «Третейский диалог: новые правила арбитража в России» — 18 
«Банк данных», уточняющих требования по подготовке документов для получению права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения в Правительстве РФ — 29 
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ВОПРОСАМ ТРЕТЕЙСКОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА
М. А. Кульков,
С. В. Лысов

(Москва)
Признание и приведение в исполнение иностранных арбитражных решений в практике российских судов — 34 текст
ПРОАРБИТРАЖНЫЙ ПОДХОД
О. Ю. Скворцов
(Санкт–Петербург)
Проарбитражная практика Верховного Суда Российской Федерации: надзорная инстанция защитила альтернативную оговорку и запретила апелляционному суду пересматривать арбитражное решение по существу — 39 текст
Определение Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.2016 № 88-КГ16-14 — 41 
Определение Верховного Суда Российской Федерации от 17.01.2017 № 92-КГ16-3 — 46 
МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОММЕРЧЕСКИЙ АРБИТРАЖ
В. Н. Ануров
(Москва)
Запретительные приказы в международном коммерческом арбитраже — 49 текст
ИССЛЕДУЕМ ПРОБЛЕМАТИКУ
О. А. Поротикова
(Воронеж)
Арбитражное соглашение по корпоративным спорам: проблемы заключения, формы и содержания — 72 текст
О. А. Малов
(Москва)
Институт гражданско-правовой ответственности арбитра (третейского судьи) в российском и зарубежных правопорядках — 84 текст
Р. Н. Бутенко
(Москва)
Проблемы и перспективы применения договорной адъюдикации в рамках действующего российского законодательства — 101 текст
ТОЧКА ЗРЕНИЯ
Э. И. Лескина
(Саратов)
Церковный суд и духовенство в системе альтернативных методов разрешения споров — 113 текст

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА
Центр арбитража и посредничества ТПП Российской Федерации — 119 
Международный коммерческий арбитражный суд — 120
Морская арбитражная комиссия — 122
Коллегия посредников по проведению примирительных процедур — 123

Третейский суд при Санкт–Петербургской ТПП — 124
Центр альтернативного урегулирования споров и медиации при Санкт-Петербургской торгово-промышленной палате — 126
Система органов альтернативного разрешения споров при Российском союзе промышленников и предпринимателей — 127
Сибирский третейский суд — 131
Третейский суд при АНО «Независимая Арбитражная Палата» — 132
СУДЕБНОЕ ПРИМИРЕНИЕ
М. А. Фокина
(Москва)
Роль сотрудничества в примирении сторон: взаимосвязь судебных и несудебных процедур — 133 текст
Н. С. Звягина
(Воронеж)
Применение процедуры медиации в суде и процессуальные риски — 142 текст
ПРИМИРИТЕЛЬНЫЕ ПРОЦЕДУРЫ
Н. И. Гайдаенко Шер
(Москва)
Обязательство по досудебному урегулированию коммерческого спора: правовая природа и последствия нарушения (перспективы России и подходы Швейцарии) — 149 текст
Е. Ц. Дугарон
(Улан-Удэ)
Процедура медиации в делах о банкротстве граждан: перспективы применения — 157 текст
АЛЬТЕРНАТИВНОЕ РАЗРЕШЕНИЕ СПОРОВ: НОВОСТИ
МКАС и МАК при ТПП РФ — первые в России ПДАУ, правила которых депонированы в Минюсте России — 160 
Общее собрание арбитров МКАС при ТПП РФ — 162 
Общее собрание арбитров МАК при ТПП РФ — 164 
Первое Отделение МКАС и Филиал ТПП РФ в Ростове-на-Дону — 165 
А. А. Кашапова
(Казань)
Международный конкурс по конфликтологии и медиации в Казани — 167 
Памяти Аркадия Ивановича Буторина — 170 
Памяти Петра Яковлевича Грешникова — 170 
И. П. Грешников
(Санкт-Петербург)
Слово об отце — 172 
ВНИМАНИЮ АВТОРОВ! — 176 
ВСЕРОССИЙСКАЯ ПЕРЕПИСЬ ТРЕТЕЙСКИХ СУДОВ — 177 
ИНФОРМАЦИЯ О ПОДПИСКЕ — 184 
Обложка журнала № 1 (109) 2017

Новое третейское время — подводим итоги и начинаем проекты

Поговорим об уникальной природе арбитража!

Тема, вынесенная в подзаголовок, стара как мир. За несколько последних столетий ученым и практикам так и не удалось найти общий вектор в понимании основ арбитража, как внутреннего, так и международного.
 И все же, акцент на непреходящей актуальности необходим, т. к. от понимания правовой составляющей третейского разбирательства напрямую зависят результаты деятельности третейских и компетентных государственных органов, развития законодательства.
 Проиллюстрировать это вполне возможно особенностями правоприменительной практики и законотворческой техники, которая либо «созвучна» «духу» арбитража как институту саморегулирования гражданского общества, что подчеркивает Конституционный Суд РФ в своем историческом постановлении № 10–П от 26.05.2011, либо «диссонирует» с ним.
 Настоящий номер ТС также позволяет проникнуться всей пестротой воззрений на природу третейского разбирательства и альтернативного разрешения споров в целом. Так, если О. А. Поротикова в своих рассуждениях об арбитражном соглашении по корпоративным спорам анализирует его с позиции гражданско-правовой сделки, то Р. Н. Бутенко, исследуя правовую природу адъюдикации, считает ее близкой к смешанной природе третейского разбирательства, которую хоть и разделяет О. А. Малов, однако при характеристике гражданско-правовой ответственности арбитров исходит из договорной и процессуальной теории арбитража.
 Поскольку арбитраж, особенно в нашей стране, почти не изучался как самостоятельный правовой институт, а факультативно встраивался в предмет таких наук, как международное частное право, арбитражный процесс, гражданский процесс, то и наполнение его правового содержания обозначалась разнонаправленно.
 Как мы знаем, все известные теории арбитража зарождались в определенной последовательности, с учетом развития правовой науки в целом. Напомним, что гражданский процесс как самостоятельная наука стала формироваться лишь в середине XIX века.
 Отсутствие «арбитражной самостоятельности» наиболее ярко проявляется в диссертационных исследованиях, когда предмет того или иного арбитражного исследования представляют (если не сказать что «подстраивают») с учетом специализации при защите. В результате образуется замкнутый и, на наш взгляд, довольно порочный круг: ведь для обоснования правовой самостоятельности третейского разбирательства нужно найти профильную специальность (кафедру), которой на сегодня попросту нет, хотя предмет альтернативного разрешения споров очень широк и имеет не только собственный базис, но и многочисленные прикладные междисциплинарные связи, позволяющие юридическим вузам создавать собственные школы арбитража и примирительных процедур. К сожалению, этого пока не происходит. Пока мы наблюдаем примеры в других сферах активно развивающихся правовых знаний. Так, именно благодаря развитию современной правовой практики, законодательства и науки — как ответ на вызов времени — были образованы кафедры «спортивного права», «энергетического права», «интеллектуального права» и другие. Неужели для арбитража и других способов АРС время еще не пришло? Полагаем, что это не так, поскольку для обоснования необходимости создания национальных школ арбитража достаточно просто перечислить те социально-важные цели, которые ставила перед собой уже состоявшаяся реформа законодательства об арбитраже.
 Еще одним печальным последствием отсутствия укоренившегося представления о самостоятельности арбитража является невозможность формирования единой доктрины в данной сфере, что, в свою очередь, не позволяет создать научно-обоснованную программу развития АРС в России.
 В прошлом году редакция журнала «Третейский суд» инициировала ежегодный опрос, тематика которого позволила нам прояснить наиболее популярные взгляды на правовую природу арбитража.
 В лидерах вполне ожидаемо оказалась наиболее распространенная позиция, когда-то ставшая своеобразным компромиссом между сторонниками арбитража как сделки и его публично процессуальной сущности, — смешанная (гибридная) природа третейского разбирательства. Она набрала 55% голосов.
 Второе место, полагаем что неожиданно, заняла теория, представляющая арбитраж как автономный (т. е. самостоятельный) институт саморегулирования гражданского общества, институт частного процесса или частного процессуального права. По итогам опроса за этот вариант проголосовало 29% респондентов.
 К аутсайдерам опроса следует отнести воззрения на арбитраж как гражданско-правовую сделку и публично-процессуальную сферу, 12% и 4% соответственно.

ОПРОС–2016

От понимания природы третейского разбирательства напрямую зависят результаты деятельности третейских и государственных судов, совершенствования законодательства. Что для Вас третейское разбирательство?
 1) Осуществление правосудия (выполнение публичной функции по разрешению споров). — 4% (3).
 2) Область материального — частного права (гражданско-правовые отношения, сделка, услуга). — 12% (9).
 3) Смешанная природа (частно-публичная: частное правосудие, частная юрисдикция, третейское судопроизводство). — 55% (42).
 4) Автономный институт саморегулирования гражданского общества (частного процесса (частного процессуального права)). — 29% (22).
 Результаты редакционного исследования, прежде всего, позволяют говорить о том, что большинство респондентов не являются апологетами наиболее древних теорий арбитража (арбитраж как гражданско-правовая сделка и арбитраж как публичный процесс). Вместе с тем, наиболее молодая (представлена вниманию общественности в СПбГУ в ходе научно-методической конференции «АРС в программах высшего и дополнительного профессионального образования» в 2008 г.) из рассматриваемых теорий арбитража — частного процесса или частного процессуального права —становится достаточно известной и популярной. Причиной тому, полагаем, обоснование в ней самостоятельности и правовой уникальности третейского разбирательства (преобладание диспозитивных начал над императивными в регулировании процессуальных по своему генезису правоотношений АРС). Тем самым, представление об уникальности (самостоятельности) природы арбитража разделяют все большее число специалистов.
 Тематика правовой природы арбитража настолько актуальна, особенно с практической точки зрения, что она, несомненно, могла бы привлечь внимание и стать темой для столь популярных в настоящее время «Арбитражных дебатов», проводимых Российским союзом промышленников и предпринимателей. Для большего интереса и более глубокого «погружения» провести их можно в два этапа. В ходе первого: представить возможность посостязаться представителям «древнейших теорий арбитража» — гражданско-правовой и публично-процессуальной, а во втором раунде организовать баталии между сторонниками смешенной природы третейского разбирательства и частного процессуального права.

Новый редакционный опрос

Тематика редакционного опроса за 2017 г. выбрана не случайно. Третейская реформа постепенно подходит к своему апогею — 1 ноября 2017 г. Именно тогда станет понятно, сколько арбитражных центров осталось в стране. В этой связи мы хотим выявить потенциальную потребность или необходимый и достаточный, по мнению участников опроса, уровень развития третейского разбирательства в регионах России.
 Полученные на настоящий момент «срезовые результаты» уже сейчас во многом показательны. Налицо две основные тенденции, причем одна явно лидирует — «Без ограничения количества (там, где есть потребность в третейском разбирательстве)». Вторая показывает совершенно полярное мнение: в России должно существовать не более 10–15 арбитражных институтов, отличающихся высоким уровнем профессионализма.

ОПРОС-2017 (сведения на 22 марта)

В прошлом году в нашей стране стартовала кампания по получению НКО права на администрирование арбитража в Правительстве РФ. Сколько, на Ваш взгляд, центров арбитража должно быть в современной России?
 1) Несколько — наиболее профессиональных — на всю страну (до 10–15). — 13% (7).
 2) В каждом субъекте РФ (до 100). — 13% (7).
 3) В каждом экономически развитом регионе России (районе, городе) (до 200–300). — 8% (4).
 4) Без ограничения количества (там, где есть потребность в третейском разбирательстве). — 65% (34).
 Всего голосов: 52.
 Принять участие в опросе 2017 г. довольно просто — для этого нужно зайти на информационный портал редакции журнала «Третейский суд» (arbitrage.spb.ru). Поддержите редакционное исследование и проголосуйте, пожалуйста.

Итоги третейского диалога

В конце прошлого года в Российском союзе промышленников и предпринимателей (в рамках IV Всероссийского форума третейского, медиативного и делового сообществ) состоялся круглый стол «Третейский диалог: новые правила арбитража в России», участие в котором приняли специалисты наиболее известных арбитражных институтов страны: Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ, Третейского суда при Российском союзе промышленников и предпринимателей, Арбитражной Ассоциации, Третейского суда «Газпром», Третейского суда по разрешению экономических споров при частном учреждении «Центр третейского регулирования и правовой экспертизы», Третейского суда при Санкт-Петербургской торгово-промышленной палате, Арбитража при Московской торгово-промышленной палате, Третейского суда при АНО «Независимая Арбитражная Палата», Сибирского третейского суда, Международного арбитража «IUS», Третейского суда Пермского края, Третейского суда при Союзе юристов, Арбитража при Ассоциации «Межрегиональный центр арбитража», Центра энергетического арбитража при Фонде «Право и экономика ТЭК», Третейского суда при НП «Первая арбитражная коллегия, Экономического арбитража Уральской ТПП и других арбитражных центров.
 В этом выпуске журнала мы представляем вниманию читателей итоговых документ, подготовленный специалистами Экспертного Совета третейского сообщества по результам состоявшегося обмена опытом в создании новых арбитражных правил и обсуждения наиболее сложных вопросов, возникающих в ходе этой работы.

Создание «Банка данных» в помощь ПДАУ и в целях содействия Минюсту России

В весьма непростых условиях оказались отечественные постоянно действующие третейские суды, точнее — их организаторы. И особенно те из них, которые выступили пионерами, прокладывая дорогу другим, обратившись первыми в Совет по совершенствованию третейского разбирательства Минюста России (далее — ССТР) за получением рекомендации в целях получения права на выполнение некоммерческими организациями функций постоянно действующего арбитражного учреждения в Правительстве Российской Федерации.
 Как известно, ряд требований нового закона об арбитраже настолько неформализован, что, по определению, не позволяет избежать возможных ошибок, следствием которых может быть, в лучшем случае, приостановление рассмотрения документов на 25 дней, а в худшем — отказ в рассмотрении и возврат документов заявителю.
 Справедливости ради следует поблагодарить Минюст России за разработку «проформ» двух документов, которые размещены в разделе «Деятельность в сфере третейского разбирательства» на сайте Минюста России (Типовая форма согласия на обработку данных и Примерная форма согласия на включение в рекомендованный список арбитров). Однако этого явно не достаточно, поскольку сам «Перечень документов, представляемых для рассмотрения Советом…» составляет 14 позиций для российского арбитражного центра и 4 пункта для зарубежного.
 В связи с этим Редакция журнала «ТС» выступила с инициативой и приступила к формированию «Банка данных», уточняющих требования по подготовке документов для получению права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения в Правительстве РФ, что, на наш взгляд, позволит:
 1) обобщить опыт обращения российских и зарубежных арбитражных центров за получением соответствующего разрешения;
 2) уточнить фактические основания по соблюдению требований для получения права, предусмотренных ч. 8 и 12 ст. 44 закона об арбитраже, а также требования к форме и содержанию документов, направляемых в Правительство РФ и ССТР;
 3) избежать повторения ошибок при подготовке документов, что, как мы полагаем, существенно облегчит как подготовку документов, так и рассмотрение их ССТР.
 В этих целях просим российские и зарубежный арбитражные учреждения направить на электронный адрес Редакции «ТС» информацию, в которой отражен опыт взаимодействия по получению (либо отказу) рекомендации ССТР, для последующего обобщения и представления третейскому сообществу нашей страны, зарубежным коллегам и всем заинтересованным лицам.
 Поступившая и обработанная информация будет размещаться на сайте (arbitrage.spb.ru) и страницах журнала «Третейский суд».
 Формат публикаций предполагает изложение лишь конкретных требований регулятора, связанных с подготовкой документов и получением права.
 Первая редакция Банка данных уже размещена на сайте «ТС», а также представлена в настоящем номере журнала.
 Надеемся на сотрудничество в формировании Банка данных.

Переиздание учебника «Международный коммерческий арбитраж» и подготовка V Всероссийского форума третейского, медиационного и делового сообществ, посвященных памяти В. А. Мусина

В 2017 году Редакция реализует ряд мероприятий, отражающих значительный вклад Валерия Абрамовича Мусина в правовое образование и науку, включая развитие международного коммерческого арбитража и альтернативного разрешения споров в России.
 В 2012 году был издан учебник «Международный коммерческий арбитраж» (под ред. В. А. Мусина и О. Ю. Скворцова). Учебник оказался востребован как в академической среде, так и среди юристов, практикующих в области международного арбитража.
 В настоящий момент учебник требует определенной адаптации в связи реформой института арбитража, включая международного, прошедшей в нашей стране. В этих целях Редакция «ТС» и специально созданная редакторская группа ведут работу по подготовке второго издания учебника, который будет посвящен памяти В. А. Мусина.
 В результате предварительно проведенной подготовки был существенно переработан план издания и сформирован авторский коллектив, состоящий из 38 известных специалистов в этой области — руководителей и старших юристов крупнейших юридических фирм, представителей ряда арбитражных учреждений, профессоров и преподавателей юридических вузов.
 Презентация учебника предполагается в ходе V Всероссийского форума третейского, медиационного и делового сообществ, который будет также посвящен памяти В. А. Мусина.
 Форум пройдет в конце июня 2017 г. в Санкт-Петербургском государственном университете. На мероприятии планируется обсуждение широкого круга вопросов, связанных с взаимодействием компетентных органов государственной власти и институтов альтернативного разрешения споров в свете нового арбитражного законодательства и совершенствования законодательства о примирительных процедурах.
 Будем рады Вашему участию в работе форума!

Главный редактор, кандидат юридических наук
Г. В. СЕВАСТЬЯНОВ

На главную